16+

Первомайская районная общественно-политическая газета «Призыв»

РФ / Ярославская область / Первомайский район

13 ноября 2019, ср 2019.11.13 17:25:44

Главная / Статьи / Разговор о важном
21.08.2019 09:28
  • 54

Категории:

Разговор о важном

На фото: председатель регионального Союза писателей России М. Г. Халилов

О работе Ярославской организации Союза писателей России говорим с новым председателем Мамедом Халиловым

— Мамед Гаджихалилович, совсем недавно Вас избрали председателем Ярославской организации Союза писателей России. Случилось это на отчётно-выборном собрании 29 июня. Что Вы подумали, когда услышали об этом?

— Я об этом знал, предложения давно были. Не соглашался. Во-первых, потому что живу далеко от Ярославля, а, во-вторых, внутри организации не всё гладко было, и мне не хотелось влезать, но потом руководство Союза писателей, наши коллеги, попросили меня. Мне пришлось эту ношу на себя взвалить, хоть и тяжело, и попытаться сделать так, чтобы организация могла успешно работать.

Последние два года коллектив раскололся на две фракции. Шла очень неприятная подковёрная возня, которая мешала чисто литературной деятельности: начались не совсем честные вещи — использование фиктивных доверенностей. В общем, не очень красивая история. Наконец, это всё завершилось. Коллективу это надоело, потому что абсолютное большинство — это нормальные, порядочные люди, но, как и любой творческий коллектив, писательские союзы — это очень сложные организации. Все её члены — яркие индивидуальности, писателям свойственна амбициозность, эгоизм, если хотите. Без этого творчества не бывает. Однако руководителю важно находить баланс интересов.

— А как? У Вас есть свой метод?

— Да, потому что, в любом случае, человеку надо обеспечивать условия для творчества и продвижения. Эти условия должны быть равными для всех. А далее уже всё определяет степень дарования автора, его умение работать с коллективами. В общем, эти проблемы приходится решать.

— Как Вы хотите изменить работу организации? Есть уже какие-то мысли, идеи на этот счёт?

— Долгие годы не было системной работы с подрастающим поколением, с молодыми авторами. Безусловно, молодёжь нужно привлекать, но она не пойдёт туда, где косность, где интриги, непрозрачные правила работы. Для них нужно обеспечивать ясную перспективу, потому что, ни для кого не секрет, сегодня писательский труд — это чисто самореализация личности, не приносящая никакой материальной выгоды. И эту самореализацию молодёжи нужно предоставить. Но здесь самое сложное — выявить. За многие годы грызни и интриг внутри писательских союзов, молодёжь с большим недоверием начала относиться к ним, не видя для себя перспективы.

— Почему так происходило?

— Потому что есть определённые амбиции старших товарищей, которые, в общем-то, не воспринимают молодёжную культуру, стиль, течения. Хотят и стремятся регламентировать не только жизнедеятельность молодёжных организаций, но и творчество. Так нельзя делать. Это очень деликатная тема. Нужно удерживать молодёжь от маргинализации, от скатывания в плоскость потребительского искусства, удерживать от подражания нашумевшим образцам массовой культуры и очень тактично, очень мягко подводить к классическим традициям нашей литературы. Говоря проще, надо учить профессиональному мастерству, пониманию значения текстов, значения художественных произведений.

— Кто способен этому научить? Учебные заведения вроде литинститута и филологические факультеты вузов?

— Конечно, литинституты готовят писателей, но поскольку каждый не может туда поступить, у нас есть профессионалы, опытные литераторы, которые могут этому обучить или, по крайней мере, дать основные знания, помочь сформировать необходимые навыки.

— То есть в этой роли, как я поняла, может выступить литературное объединения или Союз писателей?

— Союз писателей (кивает). При Союзе писателей в настоящее время, в том числе и на региональном уровне, организован Совет молодых литераторов, которым вменено в обязанность работать непосредственно с молодёжными объединениями, с литературными объединениями районов и городов области, чтобы отобрать людей наиболее способных для дальнейшей углублённой подготовки. С 14 сентября уже начнутся регулярные занятия при Ярославской организации Союза писателей России, которые возглавит Лариса Желенис. На них будет вестись теоретическая и практическая работа с автором. Цель занятий — подготовить резерв для вступления в Союз писателей России.

— Эти занятия бесплатные?

— Они бесплатные. Будут подготовлены задания, в том числе и домашние. Для тех, кто живёт отдалённо, в районах и посёлках области, с теми будет вестись работа через интернет. Тем, кто достигнет определённого уровня, позволяющего рекомендовать его в члены Союза писателей, будут назначены индивидуальные руководители из числа опытных членов организации, признанных мастеров.

— Сейчас есть в ярославской организации молодые писатели и поэты? Сколько их?

— Сейчас процент очень небольшой — это всего пять-шесть человек. Последней мы приняли Юлию Зайцеву. Сейчас на перспективу рассматриваем двух-трёх человек, с которыми будем работать. Их уровень позволяет надеяться, что центральная комиссия может их принять.

— Что-то делается для привлечения «свежей» крови (ну, кроме занятий с 14 сентября), или это какой-то естественный процесс, не требующий активного вмешательства?

— Делается. Сейчас в Ярославле на Стрелке по субботам работает открытая площадка, и вот туда мы приглашаем молодых авторов-поэтов. Они выступают перед горожанами, а мы смотрим, оцениваем.

Прозаиков, в силу специфики творчества, оцениваем, в основном, через конкурсы. Таких конкурсов в области несколько. Недавно состоялся наш предварительный разговор с Департаментом культуры области, чтобы несколько значимых фестивалей попали в календарь мероприятий, в том числе и наш Межрегиональный фестиваль им. В. В. Мутина «Поэтическая весна в Пречистом крае», и Якушевский фестиваль в Рыбинске. Я думаю, что раз в квартал такое значимое мероприятие должно проходить в разных городах области, то есть четыре фестиваля в год, по результатам которых можно отобрать молодых авторов.

— Как решиться выступить на таком фестивале, если автор, допустим, никогда раньше этого не делал? Пишет себе в стол стихи, а участвовать в конкурсе стесняется.

— Отправлять работы нужно, потому что автор, как правило, не всегда способен сам разглядеть в своём творчестве новизну, особенности стиля. Для этого конкурсы обязательны. Жюри посмотрит и, если даже нет опыта и мастерства, заметит новый взгляд, что-то отличительное от других. Обязательно обращаем на таких конкурсантов внимание, дальше начинаем с ними работать, чтобы заниматься на регулярной основе.

— Значит, пытаться надо?

— Пытаться надо обязательно. Это не значит, что все, кто пройдут конкурс, станут профессиональными литераторами. Человек может работать там, где он хочет, на той работе, которая приносит ему доход, а литературой заниматься, так скажем, для души. Сегодня за счёт литературного труда существовать практически невозможно, исключение — деятели массовой культуры, творчество которых раскручено. Это бизнес-проекты. Серьёзной литературе сделать это трудно.

— Если писатель модный, это не означает, что он хороший, так?

— Безусловно, так же, как и эстрадные поп-звёзды. Но и, с другой стороны, нельзя говорить, что если писатель модный, то он обязательно плохой.

— Тоже верно.

— Есть разные оценки и градации, но в любом случае в творчестве недопустимо применять дешёвые приёмы, чтобы добиться мгновенной популярности.

— Всё-таки за популярностью гнаться не стоит?

— Да, потому что она как приходит, так и уходит. Среди молодёжи часто популярно увлечение мифологическим, мистицизмом. Это возрастное, они этим быстро переболеют, к этому надо относиться спокойно, но, тем не менее, с такой молодёжью надо работать.

Опять же, это не означает, что со старшим поколением работать не стоит и лучше оставить их за бортом. Необязательно, что из них получатся известные поэты и писатели, но, по крайней мере, культура чтения, культура восприятия художественного текста у людей, безусловно, повышается. Они начинают лучше разбираться в литературе.

Кончено, сложности тоже есть. В целом, в стране поддержка культуры осуществляется по остаточному принципу, а литературы тем более, потому что она не включена в структуру Министерства культуры. Есть поэты, писатели и публицисты, по чьим произведениям и сценариям снимают фильмы, ставят спектакли, их книги издаются, а профессии «писатель» нет в Общероссийском классификаторе профессий.

Я думаю, что это временное явление, потому что постепенно приходит осознание того, что без духовного развития никакая цифровизация не спасёт общество. Это обезличивание человека, математическая проекция личности, которая его обескровливает. Даже на фоне не совсем благополучного состояния литературы в других регионах в Ярославской области — одно из худших положений в стране.

— Звучит грустно. Почему так происходит?

— Потому что у власти нет стремления рассматривать литературу как один из основных инструментов, наряду с религией, формирования духовно-нравственного потенциала человека. Хотя есть чиновники и областного, и муниципального уровней, которые понимают, стараются в меру сил поддержать, но нет осознанной политики в отношении литературного творчества. Нет в области журнала, а без журнала консолидировать писательское сообщество очень сложно.

— А как же «Причал»? Получается, в регионе вообще нет литературного журнала, где авторы могут напечатать свои произведения?

— Нет. Есть только интернет-журналы. В Ярославле очень неприглядная картина. Нам ещё сложно, когда мы публикуем наших авторов в других регионах. В ответ надо бы тоже публиковать своих коллег у нас, но такой возможности нет. Это равнодушие областной власти создаёт большие проблемы и ведёт к тому, что творческая молодёжь уходит в неформальные клубы, что не всегда хорошо, маргинализируется. Они, не видя поддержку со стороны родного государства, начинают подражать западным образцам, перенимать их ценности. Так что здесь есть сложности, хотя у Департамента культуры прекрасное отношение к нам. Да, и заточенность на всём делать деньги, наверное, по отношению к культуре — это не совсем и не всегда оправдано. Нельзя мерить духовную составляющую в рублях и процентах выручки.

— Хорошая литература не может быть выгодной?

— Нет, ну или писатель должен создавать коммерческие проекты массовой литературы: детективы, мистику, фэнтези. Серьёзная литература — это то, что обращено к душе человека, к его нравственности, формирует сознание нации, а уход от реальности в область мистического, воображаемого — это увод общества от необходимости насущных проблем, стоящих перед ним. Это разрушает личность. Несмотря на все высказывания президента о «духовных скрепах», есть очень явные противоречия между декларациями и реальными делами. Вроде бы финансирование культуры год от года увеличивается, но это вовсе не означает, что эти средства пускаются на ежедневную работу. С помощью них решаются другие проблемы, например, ремонт какого-то крупного музея, строительство чего-то, то есть в реальности на культурную деятельность выделяются мизерные средства, а остальное идёт на капитальный ремонт. На мой взгляд, это должно идти по другой статье. В ряде районов бывает так, что деньги, выделенные на культуру, перераспределяются, к примеру, на строительство дороги.

Писатель для власти никогда не может быть удобным, потому что он воспринимает всё происходящее с точки зрения долгосрочных интересов страны, а чиновнику нужен моментальный срез, на фоне которого он смотрелся бы хорошо. Но и винить во всём чиновников среднего уровня трудно, потому что в целом такая картина. Сложный и неоднозначный вопрос.

— Как попасть в Ярославскую организацию Союза писателей России? А стать членом Союза писателей России?

— Существует приёмная комиссия, которая рассматривает кандидатов на основании его опубликованных произведений и заявления. Затем правление организации рассматривает этот вопрос, выносится экспертная оценка, и принимает решение. После этого возможна рекомендация в Союз писателей России. Как правило, кого принимает региональная организация, в Москве тоже принимают, потому что мы стараемся «слабых» авторов не пропускать.

Опубликовать книгу помогают конкурсы. Тому, кто прошёл отбор, назначаем индивидуального наставника, и они начинают готовить произведения к публикации.

— У наставника есть зарплата?

— Нет, всё делается, скажем так, на добровольной основе.

— Это вообще справедливо?

— Любая работа должна быть оплачена. Если человек ремонтирует прорвавшуюся канализационную трубу, ему платят за это деньги. Чтобы не разрывались духовные связи, работают писатели. Их работа связана с поездками, с материальными затратами, с затратами времени, но это никто не компенсирует. Современные писатели, поэты, публицисты и краеведы — это подвижники, по сути дела работающие на общество из чисто душевных побуждений.

Бывает, автор издаёт книги на свои деньги. Опубликовать книгу стоит дорого, и это издание не оправдывает себя в большинстве случаев. Массовый тираж — от тридцати тысяч экземпляров. Ни у одного нашего автора таких возможностей нет. А сотрудничество с крупными московскими издательствами, — кабала, автор получает практически десять процентов гонорара, и потом нигде ничего не может опубликовать из-за запрета издательством. Получается, ты кому-то даришь свою книгу. Здесь тоже вопросов много.

Большую помощь нам оказывает библиотечная система, им за это огромное спасибо. Это такие же патриоты страны и своей культуры. Поддерживают и простые люди, которые с удовольствием приходят на творческие встречи в библиотеки.

— Такие встречи многим интересны?

— Ну как сказать… Это всё зависит от того, насколько информировано население. Статистика показывает, что десять процентов населения активно читают поэзию. Так было всегда. По прозе процент чуть выше. Это не так мало. Для маленького населённого пункта вроде Пречистого, где численность населения — примерно четыре тысячи человек, получается, читают стихи четыреста человек. На встречах народу обычно бывает достаточно. Но ведь дело не в этом. Если один-единственный человек заинтересовался литературой, для него тоже надо работать. Не для массовости, не для того, чтобы толпы приходили на литературный вечер. Пренебречь никем нельзя.

Не занимаясь литературой, поэзий, мы упрощаем язык, он беднеет, происходит его примитивизация, замещаются исконно русские слова англицизмами. Скажите, какое отношение наш посёлок имеет к Версалю? В чём тут смысл? И никому в районе не приходит в голову сказать: «Слушайте, есть много красивых русских слов, почему именно Версаль?» Таких вещей много. Чужое становится родным, своё забывается. Есть страшное русское слово «убийца», так его облагородили, киллером назвали — как же, круче звучит! О людях раньше говорили «творческий», а теперь — «креативный». Я не понимаю этого низкопоклонства перед чужим. Оно было лет двести назад и сегодня есть. Видимо, это какая-то наша национальная черта: своего хорошего не замечать, зато легко перенимать чужое, не понимая смысл.

Лучше и глубже культуры, тоньше проникающей в человеческую душу, психологию, чем русская культура, нет. По крайней мере, для нас, её носителей.

— Значение русской литературы, действительно, неоспоримо велико, она оказывает колоссальное влияние на становление мировоззрения любого жителя нашей страны. Это правда. Однако давайте вернёмся к работе литературных организаций. Какова роль маленьких литобъединений, существующих в районах области? Служат ли они началом большого писательского пути?

— Безусловно. Они призваны объединять людей, интересующихся литературой и призванных что-то писать, в некий кружок, где можно проводить занятия. Через такие объединения выявляются авторы, чьё творчество имеет самостоятельное художественное значение. За последние годы в литобъединении «Серебряная лира» Гаврилов-Ямского района, где ведётся серьёзная работа, двоих авторов приняли в члены Союза писателей России — это Вадим Губинец и Юлия Зайцева. Есть и в других объединениях люди, с которыми надо заниматься, и они, в принципе, находятся на той стадии, когда вместе с наставником могут готовиться к вступлению в Союз писателей России.

— Как Вы оцениваете работу нашего литературного объединения? Есть там такие авторы?

— Конечно, не хватает регулярной учёбы, не хватает, может быть, выездов, выступлений перед зрителями. Только через такие выступления автор начинает понимать свои произведения, ведь реакция зала всегда показывает, что и где не так, как надо. Это в силу того, что они занятые люди: работа, семья, огороды. Совмещать сложно. Тем не менее, они молодцы. Сейчас собираются по средам в библиотеке, куда приходят и авторы, и читатели, обмениваются мнениями, впечатлениями, мыслями. Это довольно интересные мероприятия, которые надо поддерживать и расширять.

Что касается вступления в Союз писателей России, я думаю, сегодня соответствующий потенциал есть и в Пречистом, но, опять повторюсь, с ними надо работать. Это Елена Карабанова и, если будет серьёзно работать, Любовь Колесова. Хорошее творчество у Надежды Смирновой, но она очень мало пишет.

— Когда лучше начинать писать? Вернее, когда просыпается желание творить у среднестатистического писателя?

— Раньше начинали рано, были, в основном, очень молодые поэты. Прозаики начинали чуть позже. Сейчас настолько велик поток информации, что авторы серьёзно созревают к сорока – пятидесяти годам. Надо многое усвоить, чтобы найти своё. Слишком мало у людей времени на занятия творчеством. Занимаются урывками, в свободное от основной работы время, а литературное творчество, как и любое другое, не может быть обычным хобби. Если это становится смыслом твоей жизни, то только тогда создаётся что-то значительное и художественно самоценное. На уровне хобби могут быть любопытные экземпляры, но такие произведения дальнейшего развития не получают. Надо жить литературой. Однако призывать к этому мы не можем, потому что нет поддержки.

Иногда люди обижаются, когда мы говорим им, чтобы они занимались писательством в своё удовольствие и не зацикливались. Стараемся мягче говорить, потому что если у человека нет таланта, он обречён оставаться на задворках творческой жизни. Жалко! Литература — очень специфическая отрасль, это не концертная деятельность, где собираются огромные залы, здесь критерии оценок очень расплывчатые и, скажем так, субъективные.

— Ага, таланта нет, но очень хочется писать (смеюсь). То есть Вы говорите человеку прямо об отсутствии у него поэтического дара?

— Обычно говорю. Человек имеет право делать, что ему хочется, если это приносит ему душевное удовлетворение. Но я в таких случаях говорю: «На вашем месте я бы на профессиональную карьеру не рассчитывал».

— Деликатно…

— Не всегда (хитро улыбается). Талант очень стеснителен, а графомания наглая, пробивная. Иногда, к сожалению, приходится говорить. Как правило, талантливый человек, если ему сделать какие-то замечания, указать на слабые стороны, он быстро понимает и старается исправить, даже не соглашаясь с этим; но чем менее талантлив человек, тем больше у него амбиций, он неадекватно воспринимает критику, не понимает художественного своеобразия и новизны, чем отличается литература от писанины. Таким людям объяснять что-либо сложно.

— Ярославская организация Союза писателей работает с детьми?

— С детьми, к сожалению, не работали. Пока в планах есть организация детских конкурсов. Надеюсь, в этом году удастся провести подобный среди школьников. Может быть, это поможет нам выявить таланты. Кроме того, дети ходят по своей инициативе на литературные встречи и занятия литобъединений.

Современный образовательный процесс так устроен, что со школами работать сложно. Не из-за того, что школы не хотят, просто они поставлены в такие рамки и условия, что времени на эти вещи нет.

— Скоро в Пречистом день посёлка. Празднуем 90-летие района. В программе есть Ваше мероприятие, и, если я не ошибаюсь, это презентация книги…

— Книга вышла в конце апреля. Это двухтомник, в него вошли избранные поэтические и прозаические произведения. Презентация уже прошла в Вологде, буквально сразу после получения тиража, 29 апреля, в мае — в махачкалинском Театре поэзии, в июне — в Национальном музее Республики Башкортостан. В Башкортостане меня хорошо приняли, там я выступил в утреннем эфире телевидения, на радио. Посетил Давлекановский район, где тоже рассказал о своей книге.

— Отличаются читатели этих двух республик от ярославских?

— Несколько отличаются. Моё творчество построено на изломе национальной и русской культуры. Башкирскому и, прежде всего, дагестанскому читателю интересна эта тема, поскольку сейчас народы перемешались, они много ездят, на родине мало живут, и все переживания связаны с этим.

А так всё, как везде: есть определённые произведения, которые вызывают одинаковые реакции и здесь, и в Крыму, и в Вологде, и в Дагестане. Это целый ряд стихотворений, например, которые ближе к актуальным сегодня темам. Есть философские вещи, которые могут воспринять только подготовленные читатели.

Я сам никогда не стараюсь упрощать произведение, чтобы понравиться кому-то. Это неправильно. Упрощая произведение, ты теряешь какие-то едва уловимые эмоциональные и психологические нюансы, что и отличает настоящую литературу от подделки. Всё зависит от семантических слоев. Если упростить, эти семантические слои стираются, картинка становится плоской.

— Что нам, первомайцам, ждать на презентации?

— Наверно, я сконцентрируюсь на беседе с читателями. Такой диалог мне нравится больше всего. Люди читают и пишут, чтобы некоторые свои потаённые мысли и реакцию на них проверить. Непосредственное общение интересно. Бывает, читатель смутно ощущает, но не понимает произведение, и об этих глубинных и тонких вещах спрашивает. Задают много вопросов о том, как литература реагирует на вызовы современности.

— Любопытно! Думаю, стоит обязательно посетить Вашу презентацию всем, кто любит литературу. Мамед Гаджихалилович, пожалуйста, напоследок пожелайте что-нибудь молодым и неизвестным авторам региона.

— Учиться, читать, анализировать и пристально всматриваться в жизнь, в людей, в происходящие события. Уважая высокие образцы, понимать свою самобытность как человека в этом мире и стараться эту самобытность выразить. Меньше зависеть от мнения авторитетов. Это очень тяжело. Сто человек могут пойти этим путём, но один из них добьётся успеха. Если начинающий автор будет в плену чужих мнений, он никогда не станет самостоятельным. Творчество — это всегда большой риск, на который стоит пойти. Надо быть смелым и творчески дерзким, не бояться экспериментов со словом, смыслом, формой, но при этом не скатываться до очернительства и эпатажа, дешёвых трюков в угоду толпе. В противном случае успеха не будет: завтра придёт другой и удивит толпу трюком поинтереснее. Ищите глубинные смыслы, чтобы определить свою самость. Это неправда, что автор пишет для кого-то. Автор всегда пишет для себя. Он пытается в мире выделить свою самость через огромные пласты и толщи культуры. Личность не может находиться в отрыве от неё. Изучая традиции, историю, у тебя появляется возможность в современности чувствовать свою особость и одновременно неразрывность с культурой. Автор, почувствовавший это, будет интересен читателю, ведь второй находится в таком же поиске себя, глядится в произведение, как в зеркало, надеясь увидеть своё отражение. Когда автору удаётся создать это отражение, произведение начинает жить собственной жизнью.

Беседу вела

Юлия БОЙЦОВА

Автор: Юлия БОЙЦОВА
корреспондент

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх