16+

Первомайская районная общественно-политическая газета «Призыв»

РФ / Ярославская область / Первомайский район

12 августа 2020, ср 2020.08.12 21:40:49

Главная / Статьи / Дорогая Нина Васильевна! Здоровья Вам, здоровья!
09.11.2019 15:58
  • 239

Категории:

Дорогая Нина Васильевна! Здоровья Вам, здоровья!

На фото: Нина Васильевна Жукова

9 ноября заслуженный учитель Российской Федерации, отличник народного просвещения, Почётный гражданин Первомайского муниципального района Нина Васильевна Жукова отмечает восьмидесятилетие

Детство ребёнка войны

До войны супругам Татьяне и Василию Жуковым можно было только позавидовать: любовь, взаимопонимание, уважение — это был настоящий крепкий союз. Разрушила надежды на счастливую семейную жизнь роковая дата — 5 октября 1943 года.

Молодой красивый офицер, окончивший военное училище, приехал по распределению в Ярославскую область из Нижегородской, где его большая семья жила в деревне Денисовке. Приехал к нам и влюбился в юную учительницу начальных классов.

— Папа был старше мамы. Она ему сразу понравилась, он очень настойчиво за ней ухаживал. Мама к тому времени уже окончила Даниловское педагогическое училище, ей дали направление в Левинскую начальную школу. Там она всего четверть проработала. Начальных школ было много, и её перевели в Вознесенскую школу: не хватало кадров. Неделю они вместе с подругой Дусей жили в деревне, выходные проводили в Пречистом, а в понедельник возвращались на работу пешком. Идти приходилось через лес. Папа, кстати, её часто провожал до самого дома. Потом маму перевели в другую, в Барскую начальную школу, где она работала ещё и заведующей, а оттуда снова в Левинскую, — вспоминает Нина Васильевна.

Татьяна ответила взаимностью Василию. Поженились молодые в 1938 году. Вскоре Татьяну перевели на работу в Пречистенскую школу.

Жить молодожёны начали на улице Сталина неподалёку от рынка. Сейчас этого дома нет, он сгорел. 9 ноября 1939 года у них родилась долгожданная дочка Ниночка.

Потом Жуковы переехали на улицу Чапаева. Там маленькая Нина прожила до десяти лет. Оттуда 22 мая 1942 года Василия Павловича забрали на войну. Назад он не вернулся: погиб при освобождении Смоленска.

— Маме пришло извещение, а затем письмо. В извещении говорилось, что 5 октября 1943 года мой папа умер от ран. Из письма мы узнали, что на поле боя было очень страшно: с землёй смешались тела, машины, орудия, — глаза Нины Васильевны полны крупных слёз, голос дрожит.

Татьяна осталась вдовой в двадцать три года. Воспитывала дочь одна. Несмотря на смерть отца, эту страшную и невосполнимую потерю, Нина росла живым, любознательным, общительным ребёнком.

Когда Татьяне дали квартиру в «учительском» доме — так называли его пречистенцы, потому что там жили педагоги, Жуковы вновь вернулись на улицу Сталина, которая позже была переименована в Ярославскую. На этой улице они прожили двадцать шесть лет.

Энергичная и заводная девочка с удовольствием общалась с другими ребятами, играла на улице, подражая советским литературным героям, хотела, как и они, совершать добрые поступки, быть полезной обществу.

— На улице Сталина жило сто-о-олько детей! Удивительное дело!

У нас с ребятами была своя тимуровская команда и даже свой Тимур. Звали его Ваня Елизаров. Он был старше меня года на два-три. Мы ходили помогать тёте Клаве Морщининой, жившей неподалёку. Это бабушка Ивана Морщинина, председателя районного комитета по физической культуре и спорту. В один год её дом затопило. Мы сорок ведер воды вычерпали!

Вообще, во что только мы не играли: и в казаков-разбойников, и в штандер, и в лапту. Однако нас и к труду приучали. Мы были всё время заняты. Учась в школе, работали на пришкольном участке, пололи гряды, собирали колоски на колхозном поле, картошку копали. Мы всё умели делать. Сейчас что дети умеют? Ни-че-го! Показывают по телевизору, как школьники искусственно накачивают мышцы в спортзалах. Сидят, мучаются… А мы лён теребили. Помню, как привозили снопы из пречистенского колхоза (тогда он носил имя И.В. Сталина). 

Мы укладывали их прямо на асфальт возле нашего дома. По ним ездили машины, раздавливали головки, из которых высыпались семечки, и потом колхозники эти семечки подметали, собирали и отправляли на льнозавод, — делится воспоминаниями Нина Васильевна.

Коренная жительница райцентра проводила своё детство не только во дворе, но и у бабушки в деревне Незнайка. Закутавшись в бордовую шаль, связанную руками одной из её учениц, Нина Васильевна читает старую вырезку районки со стихотворением Дмитрия Рыжикова, посвященное месту, где она когда-то каталась на велосипеде и беззаботно мечтала о том, как станет педагогом.

— Бабушка в моей жизни сыграла очень важную роль. Мама меня часто к ней отправляла, и в войну, и после войны: то у неё патрулирование, то агитационная работа. Бабушка у меня была настоящей бабушкой! — рассказала Нина Васильевна. — Благодаря деревне, я знаю всю крестьянскую работу. Меня научили ворошить, сушить, огребать, переворачивать сено. Мне доверяли топтаться на стае — это такой способ укладки сена в сарае. Чтобы в маленькое помещение уложить как можно больше сена, его нужно хорошенько утоптать, тогда корма хватит скотине на всю зиму. Это мне пригодилось потом, когда я работала в школе. Во время нашего отпуска нас отправляли на сенокосы. Мы работали бесплатно. Дни не возвращали. Я всё умела и могла стоять на стогу, на скирде. Срубали берёзу, привозили её на поле, клали на неё сено, и потом трактор увозил эту скирду на край поля, чтобы увезти её на ферму.

Я прекрасно доила нашу козу Розу (бабушка не давала доить корову, боялась, что я испорчу Кукле вымя), кормила кур, гусей. Мы с мамой знали, что нам нужно заготовить тридцать пудов сена на зиму. Мы, поколение детей войны, были воспитаны в труде.

Все умели не только работать, но и отдыхать. Раньше люди просто ходили вечерами после работы по улицам и пели песни. Мне тоже очень нравилось петь. Работник Дома культуры Александр Васильевич Загрянин ещё до войны научился играть на баяне. В школе он собрал девочек в ансамбль: Элю Лохину, Лену Аргунову, меня, Нину Морковину. В общем, нас было четверо или пятеро. Он разучивал с нами песни, и мы ездили с концертами по деревням… Потом, работая в школах, я вела хор.

— А вы всегда хотели стать учителем? — спрашивает районка.

— Всегда, — без колебаний отвечает Нина Жукова. — Мама мне всё время говорила: «Нина, подумай, посмотри на меня, я всю жизнь провела за тетрадями!» Раньше два месяца после родов в отпуске посидишь, а потом снова на работу. Я была с нянями. У меня их было три. Одну я долго помнила, у нас с ней какая-то родственная связь возникла.

Помню, мама сидит проверяет тетрадки, а я около неё верчусь и спрашиваю: «А это какая буква? А это?». Мне тогда лет пять было. Она так нечаянно, бесконечно отвечая на мои вопросы, научила меня читать, — смеётся бывший завуч. — А ещё сохранилось в моей памяти такое воспоминание: мы с моей соседкой на улице Чапаева Ниной Королёвой без спроса пошли в библиотеку, которая тогда находилась на улице Сталина. Тоже лет по пять нам, наверно, было. Мы туда сходили, без заявления от родителей записались и взяли по книжке. Мама рассказывала про меня: «Идёт такая гордая, держа под мышкой «Пёстрые страницы» Самуила Маршака (я обычно в шутку сравниваю себя с Буратино).

Самой моей любимой игрой была игра в школу. С подружками мы вырезали листочки, складывали их пополам, чтоб они были похожи на тетрадки, писали в них какие-то каракули, обменивались, проверяли и, естественно, ставили двойки.

Юность спортсменки,

комсомолки и

просто красавицы

Свою мечту целеустремлённая Нина осуществила. Окончив Пречистенскую среднюю школу, в 1957 году она поступила в Вологодское педагогическое училище.

— Поехали поступать с Людой Мекиной (Дробаковой) и Риммой Бровкиной. Нам предложил эту идею учитель географии, Людин брат Юрий Фёдорович Мекин, — говорит учительница

В Вологде пречистенским девушкам заявили, что неместных не берут, но, увидев их хорошие аттестаты, смягчились и допустили к вступительным. Экзамены девушки сдали прекрасно и благополучно были зачислены в ряды студентов.

Учёба в училище доставляла Нине огромное удовольствие. Ей нравилось всё: и преподаватели, и их методы, и предметы. Всё, что узнала студентка в училище, ей, уже в учительские годы, очень помогло в работе. Будущие педагоги изучали не только науки и методики их преподавания, но и труд, музыку, пионерское дело. Юные учительницы дирижировали, пели, шили, строгали, пилили и активно участвовали в самодеятельности.

— Великолепное училище! Оно мне столько методических и теоретических знаний дало! — восхищается наша героиня. — Мы с головой погружались в неизвестный материал. Предметов было много, в том числе и музыка. Моя детская тяга к музыке в полной мере раскрылась именно там. Родители тоже пели, хотя специального образования у них не было, инструментами не владели. Однажды в деревне мама впервые в руки взяла балалайку и, к нашему с бабушкой удивлению, смогла что-то сыграть.

Молодость и зрелость школе отдана

После училища молодого специалиста распределили в Каменскую семилетнюю школу Лежского района (ныне упразднён, территории относятся к муниципальным образованиям Грязовецкого района — прим. авт.), где она работала учителем начальных классов и пионервожатой.

Через два года, в 1961 году, она решила поступить на дневное отделение историко-филологического факультета Ярославского государственного педагогического института им. К. Д. Ушинского. Жила в студенческом общежитии. После прохождения практики стала подрабатывать в школе №33, была старостой группы, получила второй разряд по лыжам, стала участником факультетской команды, членом Всероссийского хорового общества.

— Меня заметил наш преподаватель по методике преподавания русского языка. На пятом курсе он мне предложил продолжить обучение, сдать кандидатский минимум. Я отказалась, потому что хотела работать в школе. К тому же, сидеть на маминой шее считала неудобным. Мама в это время уже болела. Решила, что пойду на работу, — рассказывает талантливая активистка.

В 1966 году после окончания вуза её распределяют в Даниловский район. Ей без разницы, лишь бы поближе к дому, к родным, к маме и бабушке. Нине необходимо было помогать близким.

Она приезжает в Рыжиковскую восьмилетнюю школу. Там ей предлагают вести помимо русского языка и литературы алгебру, музыку и рисование. Поняв, что с такой нагрузкой не справится, Нина Жукова находит другое рабочее место, в Макаровской средней школе. Директором там работала Полина Леонидовна Смирнова, с которой у молодого специалиста сложились тёплые отношения. Разглядев в новом сотруднике потенциал, Нину быстро назначают завучем.

Четыре года, проведённые в стенах Макаровской средней школы, подарили Нине Васильевне много опыта, возможность почувствовать себя частью сплочённого коллектива.

— Когда меня перевели в Пречистое, перед самым увольнением из школы, мы сидели с Полиной Леонидовной и обе плакали — так друг к другу прикипели... — призналась юбиляр.

В 1971 году нашу героиню переводят в Пречистенскую среднюю школу учителем русского языка и литературы. Наконец-то Нина вернулась в стены родной школы, о чём тоже давно мечтала. Конечно, в родных краях и дышится полной грудью, и даже в ненастный день хочется петь от переполняющей душу любви к родным улицам, на которых каждый дом знаком.

— В 1976-1977 учебном году мы переехали в новое здание, где сейчас и находится школа. Директором была Зоя Николаевна Герасимова. От старого здания мы шли длинной прощальной колонной в новую школу. Люди останавливались и смотрели на нас. Это было очень трогательно, — звучит учительский голос.

В 1977 году Нину Васильевну, опытного педагога и грамотного организатора с ярко выраженными лидерскими качествами, назначают завучем по учебно-воспитательной работе. Пятнадцать лет она провела на этой ответственной должности. Параллельно, разумеется, как и все, вела уроки. Почти сорок лет отдала Нина Васильевна школьникам и их родителям.

— Работа завуча — это классное руководство всей школой, — рассуждает именинница. — Я знала каждого ребёнка и их родителей. Всех детей пропускала через себя. Всегда работала с удовольствием, хотя не скажу, что было легко.

Большой вклад внесла Нина Васильевна в развитие районного образования, передавая свой педагогический опыт молодым учителям. Она советовала найти собственные приёмы влияния на ребёнка, учиться искать способы сохранять дисциплину в классе.

— Дети — глубокие психологи. Они тебя на второй – третий день раскусят и поймут, что ты собой представляешь, — уверяет Нина Васильевна, — поэтому я всем молодым учителям говорила, что самые главные дни в работе — это первые дни.

На неё когда-то тоже повлияли учителя, пользующиеся уважением своих учеников. Это, в первую очередь, преподаватель методики преподавания русского языка ЯГПУ им. К. Д. Ушинского Алексей Иванович Никеров. С теплом отзывается Нина Васильевна и о своих бывших коллегах Елене Алексеевне Аргуновой, Ларисе Андреевне Ворониной, Анне Александровне Лавровой, завуче Владимире Ивановиче Сычеве, директоре Иване Николаевиче Лаврове. С большим трепетом относилась к учителям-участникам Великой Отечественной войны: Сергею Павловичу Дундину, Александру Михайловичу Лихачёву.

Ученики Нины Васильевны свою учительницу тоже не забывают. Вот, например, 2 августа ей неожиданно позвонили выпускники Макаровской школы, сообщили, что отмечают пятидесятилетие школы, и пригласили в кафе. Однако самая трогательная история — это рассказ о мальчике Саше, которому однажды педагог смогла помочь, дать путёвку в жизнь.

— Звонит, но всё реже, мальчик, в чьей жизни я сыграла большую роль. Сейчас он живёт в Ленинграде.

Его с сестрой воспитывал один отец, мать умерла. Папе было трудно справляться с двумя детьми. Саша учился у меня в девятом классе. Я предложила ему уехать жить в ростовский интернат, чтобы быть на полном обеспечении. Может там, говорила я ему, даже помогут поступить куда-нибудь. Он подумал и согласился. Директором школы был Юрий Фёдорович Мекин. Я рассказала ему о ситуации, призналась, что очень люблю этого ученика, что ему нужно устраиваться в жизни. Директор меня поддержал. Мы договорились. Юрий Фёдорович дал денег, я отвезла и устроила Сашу в интернат. Он благополучно окончил школу, поступил в ленинградский индустриальный техникум, окончил его, а потом и институт. Работал на заводе в каком-то цехе, и этот цех со временем купил.

Почёт и уважение

на пенсии

На пенсию Нина Васильевна ушла в 2002 году. Расслабляться себе педагог не даёт. Она уверена, что необходимо всё время чем-то заниматься, поэтому до сих пор сажает огород. Когда мы встретились с ней накануне её дня рождения, рассказала, что в этом году выкопала десять ведер картошки.

А ещё, как и, наверное, любой филолог, Нина Васильевна любит читать. Зрение уже не такое острое, как в молодости, но всё равно книга остаётся её другом даже в столь почтенном возрасте. Сейчас, например, учитель с удовольствием перечитывает Ивана Бунина, особенно рассказ «Чистый понедельник», отрывки из «Войны и мира» Льва Толстого, «Евгения Онегина» Александра Пушкина. Одно время интересовалась историей православия.

— Нина Васильевна, — обращаемся мы к имениннице, навещая её за неделю с небольшим до юбилея, — представьте: просыпаетесь вы утром 9 ноября, подходите к зеркалу и, видя своё отражение, говорите себе: «Нина Васильевна, Вам сегодня восемьдесят лет. Я желаю Вам в этот день рождения…»…

— Дорогая Нина Васильевна! Здоровья тебе, здоровья!

Юлия БОЙЦОВА

Автор: Юлия БОЙЦОВА
корреспондент

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх