16+

Первомайская районная общественно-политическая газета «Призыв»

РФ / Ярославская область / Первомайский район

5 апреля 2020, вс 2020.04.05 09:08:28

Главная / Статьи / Его рук дело
12.02.2020 14:32
  • 88

Категории:

Его рук дело

На фото: Анатолий Огнев держит заготовку. Скоро из неё получится настоящая ваза!

Я побывала в гостях у народного умельца, чьи изделия из дерева пользуются большим спросом у пречистенцев

Анатолий Петро-

вич Огнев живёт

в райцентре на улице Энергетиков. Его большой, обложенный кирпичом дом с кружевными белыми наличниками виден издалека. Он возвышается красивый, ухоженный, добротный. Рядом стоит маленький летний домик с крупными, покрашенными белой краской, ромашками по бокам. Между голых ветвей молодых садовых деревьев, у кормушек, наперебой чирикают желтопузые синицы.

В светлой комнатке на полу лежат прутья черёмухи, корзинки, на подоконниках стоят маленькие конфетницы. На стенах — картины. Посмотришь на одну из них и тотчас узнаешь вид из окна: заснеженные крыши домов с торчащими трубами, высокие сугробы, две стройные берёзы, посередине — сколоченный хозяином сарай. По правую руку украшением интерьера служит ещё одна картина: на ветвистом дереве, крепко зацепившись когтями, сидят то ли хмурые ушастые совы, то ли насупленные филины. Вдалеке сияет полумесяц. Рядом с ней, в самом углу, огромное, даже не знаю, как лучше это назвать, узорчатое панно с надписями: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга как Я возлюбил вас. И.Х.», «Если же будете в ненависти жить, в распрях и ссорах, то погибнете сами и погубите землю отцов и дедов, которую добыли они трудом своим великим. Но живите мирно, слушаясь брат брата. Я.М.». Если приглядеться внимательнее, то можно заметить, как панно легко открывается, и обнаружить внутри полки. Видимо, эта хитрость придумана для экономии места.

Всё вырезано, выстругано и сделано из дерева.

В дальнем правом углу виден чёрный открытый комодик, уставленный баночками. В комнате чуть пахнет лаком. Из кухни доносится едва различимый звон посуды — это хлопочет жена моего героя Людмила.

Хозяин принял меня радушно. Похвалил редакцию, сказал, что газета наша хорошая. Мы сели за низенький столик. Анатолий Петрович громко заговорил. Я попросила его рассказать немного о себе: мне известно было только то, что он по профессии электрик, работал в РЭСе, а в молодости был партийным руководителем. Оказалось, всё правда.

— Я родился в деревне Лылове Николо-Горского сельсовета, это четыре километра от села, рядом там ещё есть Кривцово, может, знаете, — начал мастер, — 11 августа 1950 года.

Окончил десять классов Пречистенской средней школы. Средне окончил: четвёрки, тройки. Пытался поступить в пединститут на факультет иностранных языков: меня друг уговорил, сбил с толку, он был постарше, второй раз уже не мог туда попасть. Поехали. Оба провалились, конечно. Расстроился немножко. А потом прочитал в нашей газете объявление, и узнал, что открыт набор на новый курс в ГПТУ №8 в Ярославле на Нефтестрое. Там сделали экспериментальную группу. Набирали после десятого класса, срок обучения сокращённый. Уехал. Отучился там полтора года и стал электриком. Учиться было легко, окончил хорошо, даже грамоту получил. Немного поработал в НИИМСК (сейчас — ОАО НИИ «Ярсинтез» — прим. авт.) электриком третьего разряда в электролаборатории.

Затем меня призвали в армию. Служил в ракетных войсках, г. Мирный 14. В армии мне понравилось, она дала многое: я стал более ответственным, дисциплинированным, научился распоряжаться временем. Часто можно слышать о дедовщине, но это неправда, у нас её не было: офицеры к нам относились уважительно. Если всё делаешь правильно, всё выполняешь, тебя никогда не накажут.

После армии поступил в Ивановский энергетический институт (сейчас — Ивановский энергетический государственный университет им. В.И. Ленина — прим. авт.) на заочное отделение, но на пятом курсе был отчислен.

Здесь работал электриком в РЭС, в совхозе «Пречистенский», инструктором в отделе пропаганды в райкоме партии, в лесокомбинате. Оттуда в 2010 году ушёл на пенсию.

Люблю рыбалку, шахматы, собирать грибы. Свободного времени у меня нет, — подытожил ремесленник.

С человеком, создающим красоту, разговаривать всегда интересно. Когда Анатолий Петрович завершил свой рассказ, я попросила его показать, как он плетёт. Он сел на диванчик. На колени перед собой положил заготовку. Прутья в его руках словно ожили: выкручивались, норовили выскочить, но стоило мастеру проявить чуть больше настойчивости, и в его твёрдых руках веточки начинали сплетаться в один ряд, второй, третий — заготовка всё больше становилась похожей на вазу для сухостоя. Дома я каждый раз смотрю на свою маленькую круглую шкатулочку с выжженным причудливым узором на аккуратной крышечке, в которой храню разные безделушки, и искренне радуюсь: есть ещё в нашей глубинке люди, помнящие, что такое ремесло. Те же мысли приходят в голову, когда я что-нибудь складываю в лёгкую, с крепкой ручкой корзинку, верно служащую около трёх лет. От таких вещей пахнет теплом дома, родными лесными просторами, искренностью, какой-то лёгкостью и душевностью.

Свою первую корзинку Анатолий сплёл без всяких самоучителей и пособий. Это было около тридцати лет назад. Он приходил к своей бабушке Лидии Семёновне, у которой однажды и нашёл старую корзину. Ему захотелось попробовать сделать такую самому. Мучился долго, сначала вообще ничего не выходило: то бросал, то прутья были срезаны не в подходящее время, и они ломались. Одна из его первых работ до сих пор сохранилась — это большая бельевая корзина.

— У меня на первом месте прочность, а потом уже красота. Я стараюсь, чтобы изделие получалось крепким и служило долго! — твёрдо то и дело заявлял Анатолий Огнев, показывая свои работы.

— А сколько корзинок и шкатулок Вы можете за день сплести? — поинтересовалась я.

Умелец задумался.

— Две маленькие корзинки, две шкатулки. Одну маленькую круглую корзинку я делаю три с половиной часа, грибную — шесть с половиной часов, бельевую большую — восемь с половиной часов. Две бельевых, конечно, мне за день не сделать.

Анатолий Петрович куда-то повёл меня. Мы вышли из комнаты в коридорчик, свернули налево и оказались в холодной закрытой веранде. Дверь в неё была открыта. Помещение с высоким шкафом было завалено корзинами, шкатулками, табуретами, вазами, коробочками, кашпо, хлебницами. Мне захотелось сфотографировать эти горы резного изобилия, но пройти дальше не получилось. Пришлось сделать снимок прямо из дверного проёма. Когда мы выходили, выяснилось, что это далеко не всё, и Анатолий Петрович ещё много раздарил друзьям, знакомым, соседям.

— Это только так кажется, что работа несложная, — не раз повторял мой герой, — а на самом деле терпения надо о-о-о-о-ой как много… Но когда я занимаюсь, перестаю болеть, у меня все проходит.

Я ушла от Анатолия Петровича в хорошем расположении духа. Мне хотелось, чтобы он продолжал создавать для земляков свои изделия, и конечно, осуществил давнюю мечту: купил токарный станок, возможно даже обзавёлся мастерской. С таким-то усердием, трудолюбием и руками точно всё получится!

Юлия БОЙЦОВА

Автор: Юлия БОЙЦОВА
корреспондент

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх