16+

Первомайская районная общественно-политическая газета «Призыв»

РФ / Ярославская область / Первомайский район

18 сентября 2020, пт 2020.09.18 17:23:20

Главная / Статьи / Когда усталая подлодка из глубины идет домой
25.07.2020 10:39
  • 93

Категории:

Когда усталая подлодка из глубины идет домой

На фото: главный корабельный старшина Александр Егоров

В предверии Дня ВМФ беседуем с человеком, для которого этот праздник — один из главных в жизни

Июль 2014 года. У

меня отпуск, и я

лечу отдыхать в Крым. Уже Российский Крым. Жили мы в Ялте, но в воскресенье, 27 июля, поехали в город-Герой Севастополь, где в тот день там праздновали День Военно-морского флота. Было солнечно и очень жарко. Но крымчане, стоявшие вдоль всей набережной Севастопольской бухты, словно не замечали жары. Они смотрели парад боевых кораблей Краснознаменного Черноморского Флота. Смотрели, затаив дыхание и не спуская глаз. И я смотрел, во все глаза созерцая то величие и мощь нашего военного флота, огромные, вооруженные до зубов, а сегодня разукрашенные в честь праздника разноцветными флажками корабли. Над бухтой на высоких скоростях проносились боевые самолеты: истребители, перехватчики. Гул их двигателей ненадолго заглушал льющуюся над бухтой мелодию песни «Легендарный Севастополь». От всего увиденного я ощущал огромную гордость за эту боевую мощь моей Родины.

Подобное чувство гордости я испытал недавно. Здесь, в Пречистом, когда накануне Дня Военно-морского флота России разговаривал с бывшим подводником, главным корабельным старшиной Александром Егоровым.

В жизни Александра Николаевича много значимых дат и праздников. Но один из главных он отмечает в последнее воскресенье июля. Вот уже более 40 лет отмечает. То, что этот праздник для него дорог, я убедился едва зашел в его комнату. На стене у дивана аккурат напротив двери висит флаг Военно-морского флота СССР, а рядом расположилось фото идущей в надводном положении атомной субмарины.

– Вот уж не думал, не гадал, что попаду служить на флот, – сказал мой герой, присаживаясь на диван и жестом предлагая мне сесть в кресло напротив. – Прос- той деревенский парень из глубинки. Когда же из Ярославля нас привезли в Северодвинск, то я понял, что моя срочная служба продлится три года и будет связана с морем.

Сегодня деревни Дубровка, что лежала когда-то среди лесов и полей земли Первомайской, уже нет. Там Александр Егоров родился и вырос, оттуда осенью 1975 года был призван на срочную военную службу. В Северодвинске его на 5 месяцев определили в учебку – отряд подводного плавания. Там он получил основные представления об устройстве подлодки, а потом был направлен для дальнейшего прохождения службы в поселок Гаджиево.

Сегодня этот поселок знают во всем мире. Еще бы, ведь там находится основная база атомных подводных ракетоносцев Северного флота. Когда же в апреле 1976 года в Гаджиево приехал матрос Александр Егоров, там базировались две дивизии подводных лодок – первых совет- ских подводных ракетоносцев, на борту которых имелось аж 16 межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боезарядами. То был ответ СССР на строительство американ- ских подводных лодок проекта «Лос-Анджелес», способных нести в своих шахтах более десяти баллистических ракет с ядерными боеголовками.

– Воинскую специальность трюмного машиниста я получал уже непосредственно на подводной лодке, – вспоминает Александр Николаевич.

– А чем занимается этот специалист на лодке? – поинтересовался я, поскольку подобными знаниями не обладал.

– На нашей лодке было пять боевых частей (БЧ), – поясняет он. – БЧ-1 – навигационно-штурманская службы, БЧ-2 – артиллерия и ракеты, БЧ-3 – торпеды, БЧ-4 – радиотехническая службы, служба связи и акустическая служба, а вот БЧ-5, где я и служил, самая многочисленная и, пожалуй, самая важная – электромеханическая. Но и она делилась на три дивизиона: турбинный, мотористов и электриков и обеспечения работы всех корабельных систем. Я следил за исправностью систем гидравлики, водоотлива, воздушных систем высокого и низкого давления. Не зря же наш третий дивизион называли «дивизионом живучести лодки».

За годы службы Александр Николаевич совершил два подводных похода. Что это такое? Конечно, не испытавший на себе этого не поймет. Три месяца в подводном положении на большой глубине в нескольких тысячах миль от родных берегов нести боевое дежурство дано не каждому.

Середина 70-х годов прошлого столетия – довольно сложное время в международных отношениях. Срок действия первого договора об ограничении стратегических наступательных вооружений между СССР и США уже истек, а второй еще не был подписан, и холодная война набирала силу. А раз так, то мы не должны были отставать от американцев, поскольку в те годы баланс сил сдерживания был напрямую связан с разработкой нового мощного ракетно-ядерного оружия.

– В Баренцевом море мы погружались на глубину, выходили затем в акваторию Атлантического океана и шли в Саргассово море к берегам Америки, – рассказывает мой герой. – Там и несли боевое дежурство. Иначе было никак, ведь в то время дальность полета наших баллистических ракет, находящихся на подводных лодках было где-то в районе 2000 километров. А потому мы и несли боевое дежурство неподалеку от американского континента.

– Вдали от родной земли, в океанских водах и не один месяц. Не страшно было? – спрашиваю бывшего подводника.

– Вообщем-то, не страшно, – улыбается он. – Во-первых, молодые мы были. Во-вторых, знали, что техника нас не подведет и в случае необходимости свою задачу выполним. А в-третьих, на нашей лодке был очень дружный и сплоченный экипаж, прямо-таки одна семья. Хотя реальная опасность быть потопленными все же существовала. У США, как и у нас, в то время уже были подводные лодки-охотники, которые отслеживали субмарины подобно нашей и при получении приказа могли их торпедировать.

– А какие-то смешные случаи за время службы помните? – мы продолжаем разговор.

– Точно уж и не припомню, – Александр напрягает память. – Были, конечно. Как-то мой друг турбинист Витя Бергер, он сам из города Котлас призывался, уснул на вахте – сморило его. А дежурный по кораблю увидел это. Пришлось парню объяснительную писать. Потом эту объяснительную перед строем зачитали. В ней было написано: «Нес вахту, но вдруг резко свело живот, разум помутился и больше я ничего не помню». Смеялись долго.

Главный корабельный старшина Александр Егоров вернулся домой в декабре 1978 года. Перед самыми новогодними праздниками. И сразу окунулся в работу. Трудился на стройке в Пречистенской МПМК. За добросовестный труд у Александра Николаевича много разных наград. И все же особо почитаем им знак «За дальний поход», привезенный из далекого Гаджиева.

С праздником Вас, Александр Николаевич, с Днем Военно-морского флота России!

Евгений ЕЛИСЕЕВ

Поздравление

Александр Егоров от всей души поздравляет с Днем Военно-морского флота России первомайцев, в разные годы служивших на флоте: подводников Николая Мусинова, Леонида Серова, Виталия Шустура, Владимира Голубкова и морского пехотинца Олега Столбова.

С нами Бог и Андреевский флаг!

Автор: Евгений ЕЛИСЕЕВ
корреспондент

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх